Интервью с Ильей Беляевым



0

Интервью с Ильей Беляевым, специально  для компании «Путь Любви Здесь и Сейчас». Беседовала Ольга Параскевич.

Илья Беляев многолик – это и путешественник, и йог, и духовный учитель, и писатель. В своих книгах он описывает реальные события, от которых захватывает дух, на своих семинарах он приоткрывает завесу миров, о которых большинство людей даже и не подозревает. Еще в Советское время он был учеником “русского Будды” – Тоши, о котором написал книгу “Острие Кунты”. После он путешествовал по всему миру, занимаясь целительством и встречаясь с духовными учителями различных традиций. Сейчас он проводит тренинги, на которых дает практики работы с сознанием, учит целительским практикам, а также Кунта – йоге – оригинальному направлению йоги, разработанному Тошей.

Как бы вы сами себя охарактеризовали? Вы йог, вы духовный учитель, вы писатель – какое определение вам больше подходит?

Йога меня всегда очень интересовала, и мой учитель Тоша был йогином, но не в классическом смысле этого слова. Он был целителем, знал Хатха-йогу, развил свое направление, которое назвал Кунта-йогой. (Кунта-йога – это йога магических символов и мантр). Он был, скорее, йогом по духу. Это чувствовалось в его взгляде, в том, как он жил, в том, что он говорил. В нем было много Индии, хотя родом он был с Севера России, из Сыктывкара, в Индии никогда не был, не выезжал за пределы Советского Союза. Я не могу себя назвать йогом в традиционном смысле этого слова, потому что я не стою на голове каждый день. Могу, конечно, иногда постоять (смеется), но не занимаюсь регулярно традиционными йогическими практиками, не придерживаюсь какой-то системы питания, не делаю пранаяму. Я занимался многими практиками медитации, изучал разные школы, экспериментировал. Меня больше всего интересовали прямые или недвойственные школы, которые быстрее всего проводят человека туда, куда все мы хотим попасть.

Кроме йоги, это кашмирский шиваизм, адвайта веданта, дзогчен, тантра­-более древняя система знаний, чем йога, которая возникла в Индии и существует в Тибете и в некоторых других странах. Меня интересовал даосизм, я изучал Китай, хотя Китаем я занимался меньше, чем Индией и  в этой стране никогда не был. Я старался как умел, как мог, делать эти практики, но никогда не имел посвящений, не соприкасался с живой даосской традицией.

Из того, что сейчас интересно, это уже достаточно широко известный дзогчен. Я встречался с Намкаем Норбу Римпоче в его первый приезд в Россию, когда его здесь еще никто не знал, и слово дзогчен вообще не звучало. С Намкаем Норбу у меня были и другие странные пересечения. Я, например, был на острове Маргарита. Там Норбу поселился позже, после того, как я там побывал, и там сейчас его главная резиденция, его ашрам, община. Кроме того, у нас общий издатель – ведь книгу о Тоше я сначала написал и издал по-английски с издателем Джорджем Кваша, а он прямой ученик Намкая Норбу и издает его книги в Америке.

Кроме того, есть еще линия передачи учения дзогчен в традиции Бон. Это древняя религия Тибета, и я встречался с основным учителем этой школы в Катманду. Его зовут Лопон Тензин Намдак. Это очень мощный человек, он жив и по сей день. Его учитель в 1936 или в 1937 году ушел в теле света. Я очень люблю эту традицию, хотя не имею непосредственной передачи, не проходил трехлетних ритритов, как положено в этой школе.

Люблю Адвайта Веданту, люблю риши Васиштху, главного из семи индийских риши, люблю его пещеру – когда бываю в Индии, приезжаю там сидеть. Все главные недвойственные учения находятся там, в районе Гималаев. Тибет, Индия, Китай – это все вокруг горы Кайлаш, тех мест, где, как считается, находится Шамбала. Эти места всегда были магнитом для меня, и для многих других, потому что там люди нашли высшее знание и реализовали тело света.

Это знание можно назвать йогой, но под йогой сейчас люди подразумевают много всего. В фитнес-центрах, к примеру,  есть йога, но это не совсем та йога, которая была в древности. Йога-это очень глубокая вещь, йога – это образ жизни и способ жизни, способ мышления, видения и действия. В этом смысле я, может быть, могу назвать себя йогом.

Вы изучили много традиций, много различных школ. Сейчас вы несете то, что вы впитали, что изучили, людям в других странах, в том числе и в России. Какими люди приходят на ваши семинары и какими они уходят оттуда? Как вы их меняете?

Мне это самому очень интересно. У меня, к счастью, есть обратная связь. Мне приходилось много ездить, я работал во многих городах в СНГ, в Европе, в США и Канаде. Я вижу людей годы спустя, и некоторые из них стали моими близкими друзьями.

Как они меняются? По-разному. Я ведь стараюсь давать синтез, но не многих школ, как вы сказали, а тех основных, которые мне кажутся наиболее глубокими и интересными. Такой синтез, который бы работал для жителей современных мегаполисов, которые очень далеки от тех условий, в которых эти школы возникали и развивались. Кроме того, я ведь даю книги людям – не непосредственно книги, а список литературы, потому что сейчас все прочесть невозможно, и человек начинает сам читать, сам искать, сам развиваться. Моя задача – дать толчок к самопознанию, и если человек его воспринимает, то начинает или продолжает идти сам. Он необязательно идет так же, как я, это совершенно невозможно и не нужно. Он просто начинает сам интенсивно искать – и это лучший результат, который иногда происходит, к счастью. Люди находят свое. Некоторые после тренингов по целительству стали профессиональными целителями. До этого они не воспринимали это как работу, только интересовались.

А у одного человека, который занимался на моих семинарах и тренингах, и погрузился в интенсивный поиск, через несколько лет поисков произошел полный подъем кундалини. Это чисто йогический процесс, хотя он никогда не был и не стал кундалини йогом. Он 2 недели сидел у меня на хуторе в ритрите – неделю в темном, без света, и неделю на свету, и у него произошел полный, классический подъем кундалини, описанный во всех текстах, хотя я сам никогда не занимался кундалини-йогой и не учил этому. Это тяжелый процесс, очень тяжелый, потому что он требует напряжения всех сил человека. С этим человеком мы теперь друзья.

Такие истории меня очень радуют. Мне хочется, чтобы люди стали сами интенсивно искать – в этом моя главная задача. Я не считаю себя гуру, который полностью берет ответственность за жизнь и судьбу ученика, как это было в традиционных школах древности. Это другая схема работы.

Система моих тренингов или занятий диктуется современной жизнью. Это платно, иногда на пожертвования, на занятия приходят все желающие, отбора никакого нет, и поэтому результаты не такие. У меня нет круга близких учеников, за которых я брал бы полную ответственность, за их карму и судьбу. Не потому, что я этого не хочу, так просто не сложилось.

Т.е. вы даете различные направления духовного поиска для человека. А если человек раньше никакими духовными практиками не занимался, на какой из ваших семинаров ему лучше прийти в первую очередь?

Я даю одно направление, ведущее человека к свободе, но средства и методы для достижения этого стараюсь давать максимально разнообразные и, конечно, проверенные мной самим.

Есть более простые, начальные темы семинаров, к примеру, «Йога как образ Жизни» или семинары по Кунта-йоге. Есть целительские тренинги, рассчитанные как на профессиональных целителей, которые хотят узнать новые техники, так и просто на людей, которые хотят помогать своим близким и не рассматривают это как работу. Для тех, кто ушел дальше, интересна «Недвойственность. Основы Практики». Это семинар для тех, кто понимает, что такое недвойственность и начинает к ней стремиться. Есть и другие темы.

В своих ответах вы два раза упоминали ритрит. Как вы считаете, ритрит ускоряет процесс самопознания, или нет разницы – в ритрите заниматься или в простых бытовых условиях мегаполиса?

Разница конечно же есть. Даже если вы прямо здесь, в Москве, недельку посидите в пустой комнате, вы ее почувствуете. А ведь ритрит – это не просто комната, это специальное место, которое организовано особым образом. Там для ищущего подготовлено все необходимое.

Когда вы приходите на семинар, у вас есть четкая программа действий или вы импровизируете в зависимости от собравшихся людей?

Поначалу, когда я начинал эту работу – это было примерно 7 лет назад – я составлял план семинара. Это не был написанный на бумаге семинар, а просто короткий тезисный план, которого я вобщем придерживался. А спустя несколько лет мне стало интересно другое – мне стало интересно, когда я не знаю, что будет. Я стараюсь создать ситуацию диалога, такой мини-лаборатории, где люди высказываются, где рождаются идеи и происходят какие-то переживания, ощущения, открытия.

Я не хочу, чтобы тренинг превращался в мой монолог, хотя говорить приходится довольно много. Поэтому для меня идеальная форма этой работы – импровизация, хотя темы заявлены, конечно. Они должны быть заявлены, ведь иначе люди не знают, куда идут и зачем. Но те, кто ко мне сходил уже несколько раз, понимают, что это игра. И люди с большей охотой идут именно играть, чем заниматься по каким-то тезисам, разве не так?

Много людей ходят к вам регулярно?

(Смеется) Есть фанаты у любого человека.

Это зависимость или это потребность в развитии?

Это зависит от города. В Москве, к примеру, большая текучка людей – это специфика города Москва. Здесь очень большой выбор, большой рынок эзотерики и человеку хочется многое попробовать. Зависимость от мастера или учителя может возникнуть, но я не даю этому хода, поскольку сам живу в лесу в достаточной изоляции.

В чем вы видите высшую цель духовного развития человека?

Я очень люблю Господа Будду. Я называю его так возвышенно – Господь Будда – потому что он действительно Господь Будда. Этот человек был велик тем, что он ставил страдание других выше своего. Цель его жизни, его поиска была найти ответ – можно ли избавить людей от страданий. Он не только нашел этот ответ, но и указал путь к этому. Бесчисленные поколения людей после его ухода пошли его путем и добились этого. Будда Гаутама дал правильный ключ и повернул этот ключ в правильной двери.

Буддизм мне всегда был близок своим миром, покоем и своей ясностью. Будда увидел то, как страдают люди, и помог, насколько один человек может помочь, человечеству. В этом смысле он всегда был для меня светильником. Я очень люблю всю его жизнь и его последние слова: “Будьте светильником сами для себя и не старайтесь приставить на свою голову голову другого“. С этими словами он ушел в Нирвану и никогда не вернулся, а после него такое закрутилось…

Некоторые считают Будду пессимистом, потому что он оставил четыре благородные истины, первая из которых – сарвам дукхам, или жизнь есть страдание. Это очень мрачный взгляд на вещи. Тем не менее, буддизм не мрачная религия, это очень светлое учение. Я согласен с Господом Буддой в том, что избавить людей от страдания нельзя. Но сократить, насколько ты можешь, количество страданий, которые выпадают на каждую живую душу, – главная задача каждого настоящего искателя и учителя.  Я тоже стараюсь это делать, считаю, что это важно.

Насколько у меня получается или получилось, я не знаю. Главное – это не результат, а правильный посыл. Я бы хотел, чтобы у людей, которые прочли это интервью, тоже появился посыл – если не такой же, то похожий. Думать не о себе, а о других. Это очень трудно, потому что мы очень дороги, очень драгоценны для себя, у нас нет ничего драгоценнее нашей собственной жизни. Но Будда полностью превзошел такой эгоцентрический подход. Я хочу, чтобы его светильник горел для всех для нас, хотя сам я не считаю себя буддистом. Я не принадлежу ни к какой традиции и в этом смысле могу назвать себя свободым искателем.

И вы учите этому на своих тренингах, заставляете задуматься…

Я не заставляю задуматься. Скорее, учу людей не думать… (смеется).

А в чем ваше отличие или сходство от других мастеров или школ?

Все системы, все мастера непохожи, ведь люди все разные. В чем отличие? Да во всем отличие. Как я могу быть похожим на вас или на кого-то другого? Я не вижу ничего общего между разными духовными учителями – мне кажется замечательным, что все абсолютно неповторимы и уникальны.

При использовании материалов, обязательно указывать источник и ссылку http://master-life.ru

© 2017 Путь ЛЮБВИ – Коучинг