Интервью с Еленой Мишиной



0

Семинары «яСновидение» уникальны, потому что имеют дело с такой тонкой и интимной материей, как наши сны. Изучение себя через мир сна, осознанность во сне и в реальной жизни, развитие в себе способности ясновидения – обо всем этом мы беседуем с Еленой Мишиной, ведущей семинара.

Лена, у меня есть ощущение, что ты живешь такой прекрасной жизнью. У тебя такой уровень свободы, легкости, осознанности, понимания нематериальности всего происходящего… Мне кажется, многие хотели бы прийти к такому счастью и гармонии. Как долго ты шла к этому? Как все начиналось?

Период, когда я интенсивно занималась только поисками этого самого счастья и гармонии, когда все мое время было посвящено только этому, длился около 4 лет. Я путешествовала, занималась практиками. Это была страстность, жажда поиска, нежелание возвращаться туда, где все началось. Хотя сейчас я понимаю, что уже родилась с этой внутренней устремленностью, с этой тоской. Мои первые детские воспоминания связаны с тем, что я очень остро чувствовала – здесь что-то не так. То, что мне говорят родители, взрослые люди, мои друзья – это все не то. Я как будто знала что-то другое, но не могла вспомнить.

Потом я начала много подражать другим людям, отреклась от этого томления внутри, решила, что другие лучше знают. Я забыла про эту устремленность на какое-то время и стала вкладывать силы в обычную социальную жизнь. Я делала карьеру, занималась вопросом замужества, приобретала невероятное количество благ материального мира. Я много зарабатывала, чтобы покупать удовольствия, счастье, радость, но все время внутри чувствовала, что что-то не так. В какой-то момент это чувство стало настолько сильным, что все разрушило. Стало невозможно дальше врать себе, предавать себя, я дошла до апогея, хотя с точки зрения многих людей у меня было все, чтобы чувствовать себя счастливой и расслабленной. Это было очень сильное переживание, крах моих идей о счастье. И я поняла, что мне нужно найти причину этого томления. Примерно два года я мучительно пыталась совмещать духовный поиск с бизнес-проектами.  Но они все уже не были успешными, потому что я не вкладывалась в них, как раньше, моя душа была в другом месте, а денежная энергия к таким моментам чувствительна. Я продала свой бизнес, полностью закончила свою социальную жизнь. Соответственно, я попала в совершенно другой контингент, другие пространства. И провела 4 года в поиске себя, в поиске причин страдания, недовольства, постоянного напряжения.

 

И какая была природа этого напряжения?

 

Она была в заблуждении, что есть внешний мир, который существует в отрыве от меня, и что в нем можно что-то найти. В какой-то момент я пережила, что внешнего мира нет,  есть только я и все у меня внутри. Не та я, которая родилась 34 года назад, а та, которая никогда не рождалась и никогда не умрет. Эта встреча стала судьбоносной. В суфийской традиции это называют открытием сердца. В этот момент полностью исчезают какие-либо идеи, надежды, претензии, мечты, ожидания, цели, потому что понимаешь, что это все атрибуты пространства, где властвует ум. А ведь есть еще пространство, где на первом месте сердце. Хоть я не очень хорошо умею передавать это словами, но я чувствую, что все кругом – это части меня. Люди, которые приходят в мой дом, это тоже части меня. И мне так интересно это рассматривать… А ведь раньше я так не чувствовала, я считала, что мир состоит из других людей, и их множество. Этот переворот в сознании не вызовешь искусственно. Он просто сам возникает в какой-то момент. Сначала это интуитивное предчувствие, и в него сложно поверить. Потом постепенно происходит перераспределение приоритетов, и начинаешь чувствовать себя иначе. Это величайший акт – поставить себя и свои чувствования на первое место. Не думать об окружающих, об их ожиданиях и их предпочтениях, а честно жить себя в каждый момент времени. Для меня это стало самым основным источником спокойствия, потому что теперь я чувствую себя, чувствую внутренний отклик и знаю, что это невозможно потерять.

К этому состоянию можно прийти разными путями. Какие из них оказались наиболее действенными для тебя?

Одно из самых действенных – работа со сновидениями. Наверное, это индивидуальная особенность. Если у человека есть к этому предпочтение, то он почувствует, что может с чем-то встретиться в этом пространстве. Что это не просто галлюцинация, которую я помню или не помню, а что-то, на что я вообще не могу повлиять, но что происходит каждую ночь. И это удивительно. У меня с этого все началось. Я тогда даже не понимала, насколько важно для меня то, что я делаю. Мне было очень сложно пребывать в обычной реальности, потому что тогда рушился мой устой, весь мой образ жизни, все, к чему я привыкла. Это очень больно, мне нужна была отдушина, и этой отдушиной стало пространство сновидений. Я ждала вечера, чтобы лечь спать, потому в сновидениях было гигантское количество свободы. Там у меня были путешествия, полеты, встречи, люди, и я забывала боль реального мира.  Начали происходить осознанные сновидения, от которых я получала невероятный экстаз. Тогда я не называла это духовным поиском, я называла это «мое хобби». Когда я просыпалась, моя первая мысль была: «Опять я здесь, не хочу…» Но ведь сновидение – это мое подсознание, и оттуда шли подсказки, куда идти и что делать в проявленном мире. Как интуитивное предчувствие – сейчас, например, надо заняться телом. И я занималась йогой и танцами. У меня было зажато горло – я стала ходить на курсы по раскрепощению голоса. У меня был тактильный барьер с людьми – трудно было допустить, что кто-то до меня дотрагивается или я дотрагиваюсь до кого-то. Я начала это исследовать, погружаться в разные техники, которые связаны с телесным контактированием. К примеру, занималась массажными практиками – сама много делала массаж, ходила на разные виды массажей, исследовала эту традицию в разных странах. Параллельно с этим я все глубже и глубже встречалась со своим телом – как оно устроено, почему оно реагирует тем или иным образом, почему оно что-то любит, а что-то нет. Глубоко пришлось исследовать детско-родительскую тему, как фундамент личности.  Но все равно основой был внутренний проводник, а настройка на внутреннего проводника у меня происходила через сближение с пространством сновидений. Поначалу я не очень доверяла своему внутреннему голосу. Я больше верила другим людям, а себя ставила на второй план. Но постепенно этот тоненький, едва уловимый голосок стал все более и более очевидным. Это как путь доверия самой себе – об этом у меня были 4 года. Они были невероятно сложными, потому что нужно было преодолеть много препятствий.

 

Когда я смотрю на тебя, мне кажется, что твой мир мягкий и текучий. У меня есть такой образ – когда мы начинаем очень серьезно относиться к чему-то, мы сами себе строим клетку, и текучесть мира исчезает. Он становится жестким. И мы задыхаемся, страдаем в этой жесткости, но боимся отпустить ее.

 

Да, я это открыла на своем примере. Почему так много жесткости в мире? Жесткость идет от ума. Ум хорош тем, что он создает наши реальности, а минус его в том, что он к этим реальностям привязывается. Т.е. он создает реальность, а потом начинает верить в нее. И я забываю, что все вокруг придумала я. Через сновидческую реальность я стала соприкасаться с этим явлением. Я сама создаю там абсолютно все. И в этой реальности точно такие же законы. Просто здесь не такая высокая скорость мысли, как в сновидениях. В сновидениях я творю – и в эту же секунду вижу свое творение. Здесь для того, чтобы материальный мир развернул какую-то картинку, должно пройти время. И человек, как правило, забывает момент, когда он это все придумал. Поэтому и считает, что к своему миру он не имеет никакого отношения. Вот я, например, не помню, что я (т.е. Елена Мишина) – это мое изобретение, потому что я не помню тенденции своих прошлых жизней. И я начинаю думать, что я к этому отношения не имею, и появляется претензия к другим людям и к миру. Вот это и есть причина возникновения жесткости. А когда внутри случается допущение – просто тонкое допущение – что вообще-то это сновидение, очень творческое сновидение, то все меняется, и мир начинает быть текучим, мистичным. Чем больше расслаблен ум, тем больше подвижности в происходящем. Нет ничего статичного, ничто не повторяется изо дня в день. Даже если что-то регулярно случается, оно каждый раз разное. Потому что не бывает одного и того же момента, если на него смотреть не из ума, а из сердца. Ум говорит – опять одно и то же, опять одно и то же… А если смотришь из сердца, то в каждый момент что-то новое, иное раскрывается. Другой человек, другое чувство, другой образ или идея. Новое переживание – переживания же вообще постоянно меняются.

Как у тебя возник импульс проводить занятия?

Пространство давало мне разные знаки, что нужно работать в этом направлении. Если свет внутри себя найден, им нужно обязательно делиться. Мне стали говорить об этом разные люди, Святые. Итак, шли знаки, я какое-то время им сопротивлялась, а потом решила попробовать. Вернее мой друг в Красноярске, где живут мои родители, организовал пространство и собрал людей. Получается, что для меня все само собой случилось. Я начала делиться – и название родилось. Потом я была в Казахстане, и там тоже пришли люди, которым было важно то, что я говорю. Сейчас я провожу занятия в Москве. Я не делюсь пространством сновидений – им невозможно делиться. Я просто делюсь своим способом, своим поиском – как можно искать и найти. Ведь я уже знаю, насколько это важно, сильно и совсем по-другому. А когда ты уже не в позиции того, кого нужно вести за руку, а я в позиции того, кого слушают – это как очередная ступенька самоисследования.

 

А почему ты решила назвать семинар «яСновидение»? Это многообещающее название. Обычно, когда люди слышат это слово, они думают, что вот придут на семинар – и у них сверхспособности сразу откроются.

А потому что это самая главная сверхспособность и есть – когда человек ясно видит. И мне нравится это слово. Во-первых, «я – сновидение», а переживание того, что я  – это сновидение, добавляет в жизни легкости. Чувствовать это – значит видеть легкость во всех жизненных процессах. И одновременно «ясно – видение» –  это способ смотреть на мир, смотреть внимательно, ничего не ожидая и не требуя, без всяких претензий. Как в своем обычном сне. Я там не в состоянии что-то требовать – я просто смотрю сон, и участвую во всех событиях того сна одновременно. И в повседневной жизни то же я проживаю все, что происходит, на полную катушку и одновременно я же и зритель, я смотрю такой вот сон про свою жизнь.

У людей из-за страха есть мнение, что ясновидение – это паранормальное явление, что оно происходит с кем-то, кто очень особенный. И люди забывают о том, что они сами такие же особенные. Они просто живут банальной жизнью и думают, что какая-то другая жизнь не для них, что для этой другой жизни нужно быть «ясновидящим», особенным. А ведь по своей сути каждый человек ясновидящий. И это действительно то, что есть смысл в себе раскрывать. Потому что когда начинаешь ясно видеть мир, перестаешь бояться. Перестаешь привязываться к другому человеку, потому что понимаешь, что другой человек – это часть твоего сновидения, это тоже ты. Нелепо становится привязываться и бояться потерять кого-то. Я очень много боли испытывала в своей жизни из-за того, что теряла людей. Я привязывалась к ним, я называла это словом «любовь». И с каждой потерей человека я переживала настоящую смерть. Мне нужно было найти способ, как жить по-другому. Исключить потери из жизни невозможно. Человек рождается – человек умирает. Как это – просто позволить

Ясновидение – это некий уровень отстраненности. Он у каждого человека индивидуален, и невозможно дать точного определения, что такое ясновидение. Некоторые люди сделали профессией свой способ видения, а много людей видят – наяву или во сне – какие-то вещи, предсказания, но к этому не относятся трепетно, с доверием, как к дару. Они почему-то считают, что да, такое есть на стороне, у других людей, а себя как ценность, как невероятное, удивительное событие, которое случилось в мире, не воспринимают. И вот это и есть самое большое заблуждение. Самому человеку нужно поверить, что у него уже есть дар, и этот дар называется ясновидением и проявляется индивидуально. Ясновидение – это видеть и верить тому, что видишь. Но видеть не умом, не свои проекции, жесткие конструкции, которые ум породил и потом натягивает на все события, а видеть реальность. Ту самую, текучую, невероятную, все время меняющуюся. И это может каждый человек – я в этом абсолютно убеждена.

 

В-основном твои семинары состоят из практик. Есть часть «вопросы-ответы», но большую часть времени мы проводим, делая практики. Ты говорила, что в это время между участниками происходит мощный обмен на подсознательном, молекулярном уровне…

 

Это мое глубокое убеждение. Я на себе испытала, что в присутствии святых людей,  шаманов, к которым я ездила в Перу, одним словом, людей с каким-то особым, на тот момент мне неведомым восприятием мира, со мной что-то происходило. Мое тело тонко менялось. Словами это не передать. Это не зависит от того, что человек говорит. Он может просто находиться рядом и заниматься своими бытовыми делами – а ты меняешься. Потом я этим феноменом начала пользоваться сама. Я стала ходить на встречи с такими людьми и наблюдать, что это такое, как это работает. И увидела, что мы все сделаны из одного и того же материала. Его можно называть словом свет, но сейчас это слово так много используют, оно уже заезжено. Физики разложили все это до слова «атом» или даже еще до более мелких частиц. Суть остается в том, что все пространство однородно. Мы его видим как отдельные объекты, как формы, но это всего лишь способ восприятия. И когда мы все попадаем в одно поле, это поле начинает нас захватывать. К примеру, друзья не раз  говорили мне, что после встречи со мной они стали видеть вещие сны или, что стали гораздо лучше запоминать сновидения, а с некоторыми случались осознанные сновидения. И я понимала, что каким-то образом на них распространяется вот это мое хобби.

 

Мне кажется, это не хобби, это образ жизни, это твое мировоззрение…

Да, это образ жизни, и я люблю этот образ жизни. Мы все соединены через вибрацию сердца, мы все друг друга знаем и очень сильно любим. Мы все друг другу очень дороги, потому что мы все нераздельны. И вот именно на эту вибрацию попадает моя любовь к этому образу жизни. И оно попадает сразу в любого человека автоматически, мне даже ничего не нужно говорить. Автоматически, у людей, бессознательное, вечное начинает ставиться на первый план, а вся текучка, в которой каждый пребывал в течение дня, уходит на второстепенное место. Понимаешь? Происходит смена приоритетов. Приходит другое чувствование в пространстве сновидений, меняется отношение к этой реальности. Это происходит само. И мы делаем практики, потому что я знаю, что каждый человек может и без меня все ощущать. Для этого есть инструменты, я сама ими пользовалась. Поэтому я рассказываю, что такое анапана (наблюдение за дыханием), что такое випасана, что такое эти медитации, которые мы делаем. Если у человека появится или уже появилась влюбленность к этому состоянию, то у него теперь есть набор инструментов для более глубокого погружения. Если делать эти практики каждый день, состояние становится все более устойчивым. Я вообще чувствую, что каждый человек самодостаточен и абсолютно свободен. Эту область самодостаточности просто нужно найти. Может быть, это получается не сразу и не всегда просто, но при определенной устремленности…

Эти практики ты где-то узнала, или они твоего изобретения?

Нет, моего изобретения точно ничего нет. Наблюдение за дыханием – это очень древняя традиция, и называется она «буддизм». Как религия она имеет множество разветвлений, множество учений – это сделали из нее люди. Но сама вибрация уже очень давно на земле, она присутствует в каждом человеке и раскрывает навык наблюдения. Когда мы наблюдаем за дыханием, за ощущениями в теле или за мыслями – мы в состоянии созерцания. В этом учение Будды. Я начала делать эту практику сама, потому что чувствовала, что у меня есть потребность каждый день просто сидеть и наблюдать – дыхание, ощущения в теле, мысли. Во сне у меня была встреча с Буддой – еще одно «включение» в эту практику. И лишь потом я узнала, что через наблюдение за дыханием монахи в буддийских монастырях приходят к Богу.

Так что я не могу сказать, что я что-то сама придумала. У нас сейчас такая эпоха, что придумывать что-то бессмысленно, все уже придумано. Нужно просто научиться вытаскивать из общего поля что-то для себя. Желательно уже вообще освободиться от всего придуманного, просто почувствовать, что я – не все эти бесконечные выдумки и изобретения, не все эти практики. Я могу этим пользоваться – а могу и не пользоваться, могу экспериментировать. Могу менять одно на другое. Нужно чувствовать, на что есть внутренний отклик, радость, что дает свободу, силу, радость, любовь. А как только это перестало действовать – надо прекращать. Умение чувствовать внутренний отклик – это ведь тоже великий навык. Многие люди живут в такой каше, что даже не чувствуют, чего им на самом деле хочется.

 

Т.е. цель твоих семинаров – «словить» определенное состояние. Часто осознанные сновидения воспринимаются как нечто прикладное, как способ достичь целей ума. Для решения проблем. Но направление твоих встреч другое – через осознанность во снах увидеть жизнь как сон и изменить свое мировосприятие. Так?

Да. Как цель это поставить невозможно,  потому что для многих людей из моих уст это будет звучать как мистика.  Как сказка. Как что-то неконкретное, непонятно о чем. Но они могут почувствовать влюбленность в это пространство и интерес к нему. Когда появляется интерес к тому, что происходит там, в пространстве сновидений, начинают происходить исследования, опыты – и меняется вообще все восприятие жизни. Поэтому я не называю свои семинары «семинарами по осознанному сновидению», хотя я сама в своей жизни уделила этому значительное время. Сейчас я вижу, что это так же равнозначно, как и все остальное. Если сделать ставку только на осознанность во сне, то это можно поставить на первое место. Можно начать гордиться, начать не обращать внимание на другие события, которые на самом деле такие же значимые, как сны. А секрет получения радости и блаженства от жизни – отсутствие приоритетов. Когда живешь – и интересно все, что происходит. И нельзя сказать, что не происходит с точки зрения людей неприятных событий – да сколько угодно происходит! Можно и разозлиться, и расстроиться, но когда это воспринимается как часть сновидения, я все равно чувствую внутреннюю улыбку. Я смотрю и понимаю, что это поменяется, что это сновидение тоже сменится каким-то другим. Вот это качество ценнее всего – и его сложнее всего передавать словами, потому что я чувствую, что слова делают более плоским все, о чем я говорю. Поэтому мы говорим и делаем практики, связанные с состоянием сновидения и состоянием бодрствования. И я точно знаю, что человек, увлекшись этим, влюбившись в это, переживет очень глубокую трансформацию восприятия всего мира.

 

Задать вопрос

Вы должны быть зарегистрирован для написания вопроса.

© 2017 Путь ЛЮБВИ – Коучинг